Автор Тема: Старец Пайсий)  (Прочитано 1428 раз)

0 Пользователей и 1 Гость просматривают эту тему.

Оффлайн Дельфин*

  • Администратор
  • Почётный Хранитель
  • *****
  • Сообщений: 8780
  • Положительные отзывы 2031
Старец Пайсий)
« : 24 Апрель 2014, 15:22:22 »
На вопрос, что такое Божественная правда, Старец ответил следующими примерами.

“Вот, скажем, сидят двое за столом и едят. Перед ними тарелка с десятью абрикосами. Если один, по своему чревоугодию, съест семь, а другому оставит только три, то это несправедливость.

Если же он скажет: “Слушай: нас двое, а абрикос — десять. Следовательно каждому полагается по пять.” И сам съест пять, а другие пять оставит другому, тогда он поступит по справедливости, т.е. по человеческой правде. Ради человеческой правды, ради защиты своих прав люди часто нанимают адвокатов и судят других.

Если же человек увидит, что другому нравятся абрикосы и, притворяясь, что они ему не нравятся, съест только один-два, а другу скажет: “Брат, ешь ты остальные абрикосы, потому что они мне не очень нравятся,” — тогда он поступит по Божественной правде. В плане человеческих взаимоотношений он добровольно понес убыток, и оказался как бы обиженным. Однако, за свою бескорыстную любовь, за свою жертву, он вознаградится с лихвой и “мешками” примет благодать от Бога.

Расскажу тебе другой пример, чтобы ты лучше понял, что такое Божественная правда. Если, допустим, некий брат придёт ко мне и скажет: “Геронта, эта келия — моя! Поэтому ты поскорей вставай и уходи. Ищи себе места где хочешь, — эта келия мне нужна.” Тогда, если я руковожусь Божественной правдой, то смиренно соглашусь с ним и даже стану благодарить его за то, что он разрешил мне некое время пожить в его келии. Если же я захочу поступить по человеческой правде, тогда не уступлю его требованиям, но начну спорить с ним, ссориться и ругаться, пока на суде не докажу, что я прав и келия — моя.

Истинный христианин не должен ни осуждать, ни ссориться, ни судиться с другими, хотя бы другие снимали с него одежду. Ведь только одно различие существует между истинными христианами и неверующими: Христиане следуют закону Божественной правды, которая смиренна и уступчива, в то время как неверующие следуют человеческой правде, основанной на самолюбии.


Случай со старцем, сомневавшемся в Божием промысле.


Чтобы убедить своих посетителей в том, что Бог действительно постоянно заботится о людях и всё направляет к лучшему, Старец рассказал следующий случай:

“Один подвижник, болея душой по причине множества несправедливостей которые он видел в жизни, молил Бога открыть ему, почему часто благочестивые люди попадают в беды и терпят разные притеснения, в то время как грешники и безбожники торжествуют и благоденствуют. В течение долгого времени он ежедневно умолял Бога разгадать ему тайну путей Его промысла и объяснить ему загадку кажущегося противоречия между тем, что должно быть и тем что происходит. Наконец подвижник услышал голос, говоривший ему:

— Не испытывай того, что превышает твое разумение, и не силься проникнуть в тайны судов Божиих, потому что они — непостижимая бездна. Снисходя к твоей сердечной боли, Бог приоткроет тебе Свой промысел в одном из жизненных случаев. Ты же внимай тому, что увидишь.

И вот, как бы в видении, старец почувствовал что оказался над землей и таинственная струя воздуха принесла его к лугу, около которого проходила дорога. С другой стороны луга протекал источник и находилось старое дерево. Подвижнику велено было укрыться в дупле этого дерева и наблюдать, что будет происходить.

Вскоре к источнику подъехал на лошади один богатый человек. Он остановился попить воды и отдохнуть. Расположившись на траве, он вынул из корзины мешочек, туго набитый золотыми монетами. Пересчитывав их, он положил мешочек обратно в корзину и достал оттуда еды, чтобы подкрепиться. Не заметил он, что когда брал еду, кошелек выпал в траву. Богач поел, прилег вздремнуть, а потом, сев на лошадь, поехал дальше, не заметив, что мешочек с монетами остался в траве.

Вскоре к источнику приблизился другой прохожий. Он увидел мешочек с золотыми монетами, подобрал его и радостный ушел.

После непродолжительного времени показался третий прохожий, худой и плохо одетый — очевидно нищий. Он тоже остановился у источника, набрал водички, вынул булку из платка и сел подкрепиться. Еще не закончил он своей булки, как вдруг прискакал первый посетитель, богач, потерявший свой мешочек. С побагровевшим от гнева лицом он набросился на нищего и стал требовать от него возвращения своих золотых монет. Естественно, что нищий не зная в чем дело, стал отказываться и уверять богача, что его монет он никогда не видел. Богач, однако не поверил нищему, и, придя в неистовое состояние, стал жестоко избивать его, пока не убил. Обыскав одежды бедняка, он ничего не нашёл, и огорчённый ускакал.

Наблюдая все это из дупла, старец стал сокрушаться и плакать, что напрасно погиб нищий. И снова старец взмолился Богу: “Господи что означают эти события? Как может Твоя благость терпеть такую неправду: богач по рассеянности потерял свои монеты, случайный человек воспользовался ими, а невинный бедняк заплатил за них своей жизнью.”

Тогда Ангел Господень сошёл с Неба и ответил старцу:

— Не печалься и не думай, что это произошло вопреки воли Божией. Ибо всё в жизни случается или по попущению Божию, или для воспитания людей, или по Божиему домостроительству. Итак, слушай:

Тот, кто потерял золотые монеты, — сосед того, кто их нашёл. Последний имел сад, стоимостью в сто золотых монет. Богатый же, будучи жадным, заставил его отдать ему сад за половину стоимости. Пострадав от богача, сосед не зная кому жаловаться, стал молить Бога заступиться за него. Бог так и устроил: найдя золотые монеты, он получил то, что ему следовало.

Тот же бедняк, который, по-видимому, несправедливо пострадал, в свои юные годы сам совершил убийство. Потом он искренне покаялся в этом грехе и остальную жизнь проводил богоугодно. Тем не менее, мучаясь в душе за свой тяжелый грех, Он молил Бога послать ему такую смерть, которой он искупил бы свой грех убийства невинного человека. Конечно, милостивый Господь простил его, видя его полное исправление. Тем не менее допустил ему умереть насильственным способом, чтобы увенчать его страдальческим венцом, как тот сам просил себе!

Наконец, жадный богач, потерявший золотые монеты, был наказан за свое сребролюбие тем, что Бог попустил ему впасть в тяжелый грех убийства. Потрясенный этим случаем, он пришел в себя и с великой скорбью стал каяться. Потом, раздав свои богатства, он оставил мир и стал монахом в одном из монастырей.

Итак, в каком из этих трех событий ты усматриваешь несправедливость или слепой рок? Поэтому смирись пред Богом и в дальнейшем не испытывай судьбы Его, ибо Он все творит праведно и ведет к лучшему.

Закончив этот рассказ, Старец Паисий привел слова Псалма: “Праведен еси, Господи, и правы суды Твои” (Пс 118:137).

О молитве.


— Нужно молиться за других с сокрушением и с душевной болью. И этого душа может достичь тогда, когда по смиренномудрию будет себя считать виновной в том, что случается с ближними.

— Но, Геронта, как вы можете быть виновны в том, что кто-то, например, разводится со своей женой в Афинах?

И Старец:

— Вот говорю себе: “Если бы я был святой, как древние отцы, и просил бы у Бога благодати им соединиться и любить друг друга, то Бог, обещавший слушать Святых, помог бы им. Но из-за того, что я не святой, Бог меня не слушает. Следовательно, я виноват, что разводится эта семья, и за другое зло, что бывает. Итак, я не виню никого, но осуждаю только себя за все: и тогда Бог помогает.”

Еще Старец говорил: “Четки — это как рукоятка ручного зажигания в механизмах, провернув которую несколько раз, мы прогреваем мотор, и он начинает работать сам. Нечто подобное происходит и при молитве по четкам. Мы произносим молитву, и согревается наша душа.” И в другой раз он сказал нечто подобное: “Непрерывно перебирайте четки, пока не растают духовные льды, чтобы привести в действие духовный механизм, когда сердце уже само будет творить молитву.”

Старец сказал: “Творить молитву мы должны везде. Как-то один водитель на Арнее сбил ребенка своим автомобилем. Ребенок совершенно не пострадал, потому что водитель творил молитву и во время езды.” И в другой раз он сказал: “Как находящиеся в опасности корабли посылают сигналы “SOS,” так и человек должен постоянно творить молитву: “Господи Иисусе Христе, помилуй мя.” Молитва должна быть простой.”

Молитва нуждается в подготовке. Старец всегда советовал: “Прежде молитвы читайте несколько строчек из Евангелия или Патерика. Так согреется ваша мысль и перенесется в духовную страну.”

Старец сказал: “Предатели, ослабляющие молитву — это духовная сухость и холодность. Против них нужно использовать краткие молитвы, а главным образом — молитву Иисусову, прилежное чтение Священного Писания и духовных книг. Также предохраняют нас от греха и помогают нам мысли о смерти, суде, рае, аде и благодеяниях Божиих. Бог наблюдает за нашим сердцем и проверяет, куда оно склоняется. От этого придет страх Божий, зрение самого себя, отвержение плохих помыслов и чувств, и соблюдение нравственной чистоты. Будем всегда проверять самих себя: каемся ли мы в прошлых согрешениях и боимся ли своих немощей. Но не будем терять надежды спасения.” Старец сказал: “Пусть большую часть вашего подвига составляет молитва, ибо она поддерживает наше общение с Богом. И это общение должно быть постоянным. Молитва — это кислород души, ее настоятельная потребность, и она не должна считаться тяжелой повинностью. Чтобы молитва была услышана Богом, нужно, чтобы она исходила из сердца, совершалась со смирением и в глубоком чувстве нашей греховности. Если молитва не от сердца — нет в ней пользы. Бог всегда слышит молитву человека, духом пребывающего горе. Прилежное чтение Священного Писания очень помогает молитве, согревает душу и переносит молящегося в духовную страну.”

Старец сказал: “Убегай от сильного врага — болтовни с людьми. Как облако закрывает солнце, так болтовня омрачает душу. Молитва должна быть радостью и благодарением, а не вынужденной и сухой формальностью. Молитва — это отдых. Душа не устает в молитве, ибо, беседуя с Богом, она отдыхает. Будем всегда начинать молитву с чтения Священного Писания, святоотеческих и подвижнических книг, потому что чтение услаждает ум и согревает сердце. Чтением согревается душа и переносится в духовный мир. Цель чтения состоит в том, чтобы ум усладил сердце и пошла сердечная молитва. Только сердечная молитва является молитвой, ибо совершается с болезнью и приносит результаты.”

Старец сказал: “Молясь, вы должны стоять со смирением и простотою маленького ребенка, дабы удостоиться отеческой заботы. Признавайте свою немощь и ничтожество, чтобы вас покрыла милость Божия, потому что как тень следует за предметом, так и милость Божия — за простотою и смиренномудрием. Тот, кто чувствует свою греховность и воздыхает из глубины души, выше того, кто может воскресить мертвого и своим учением помогать всему миру. Кто достиг познания своей духовной немощи, тот достиг совершенного смирения.”

В своей книге о святогорских подвижниках старец писал: “Спокойная ночная молитва приносит большую пользу своим безмятежием и очень полезна для нашего духовного возрастания, подобно тому как тихий ночной дождь много помогает всходу растений. Хочешь, чтобы твоя молитва стала сердечной и была принята Богом? Сделай страдание ближнего своим страданием. Даже одно сердечное воздыхание о своем ближнем приносит реальные плоды. Божественное извещение о принятии молитвы есть божественное утешение, которое человек чувствует после молитвы.”


Подвиги в духовной жизни.


Старец увещевает нас: “Годы проходят, люди стареют, поэтому не останавливайтесь на перекрестке. Выберите подходящий вам крест и несите его, идя одним из двух путей нашей Церкви. Последуйте за Христом на распятие, если хотите возрадоваться радостью Его воскресения.” Два пути Церкви, о которых говорит Старец, это брак и монашеская жизнь.

Старец сказал: “Сладок хлеб после поста. Сладок и сон после бдения. И после утомления на жестком камне отдохнуть можно лучше, чем в кресле.”

На вопрос, какие книги должен читать христианин, старец ответил: “Что нужнее: читать или исполнять? Подвиг ценнее знания.”

Беседуя с семинаристами, между прочим, он сказал и следующее: “Избегайте поводов ко греху. Приведу один пример. Если кто-либо болеет сахарным диабетом и не должен есть сладостей, может ли он этого избежать, шатаясь по кондитерским? Будьте внимательны к искушениям. Все начинается с мысли, которой мы увлеклись.


Чем более духовен человек, тем меньше прав он имеет в жизни. Величайшая радость — это служение другому человеку и прощение ему ошибок. Принимающий благодеяние чувствует человеческую радость, а творящий его — радость божественную.”



Старец, обращаясь к юношам, сказал: “Только отсекая свои страсти, мы можем помочь и другим, чтобы и они их отсекли. Молитва должна совершаться и сердцем, а не одними только устами.”

Молодых людей старец убеждал: “Постарайтесь заполнить звуковую кассету сейчас, пока вы молоды, иначе же, когда состаритесь, то вперемешку с классической музыкой будет слышен и рок-н-ролл.”

Старец, обращаясь к юношам, сказал: “Духовная работа должна быть с малого возраста, потому что, когда человек молод, он может работать и имеет на это силы. Когда же он постареет, ему будет трудно работать. Теперь я питаюсь тем, что накопил в молодости. И вы работайте сейчас, пока молоды.”

Отец Паисий писал: “Юноша, который все свое сердце отдает Христу и сам с верою отдается опытному духовному старцу, легко совлекается ветхого человека, подобно молодой картошке, которая чистится очень легко. Пожилой же, если он не очень прост и смиренен, подобен старой картошке, которая трудно очищается. Она еще должна быть вареной и чиститься теплой.”

Старец сказал: “Постарайтесь отсечь страсти и устранить недостатки, которыми наполнено ваше сердце. Все звери мира внутри него. Когда мы отсекаем свои большие страсти, легко пропадают и малые. Живите в непрестанном славословии и благодарении Бога, ибо величайший грех есть неблагодарность, и худшим из всех людей является неблагодарный.”

Еще старец говорил: “Если провода ржавые, сколько ни дави на вилку, ток не пойдет.” “Насколько очистишь провода, настолько и воспримешь Божественное просвещение.” “Сначала я распутаю мотки, а потом уже буду вязать четки.” “Наше духовное преуспеяние, как и спасение, зависит от нас. Никто другой спасти нас не может.” “Вышняя награда получается милостыней. Этого вышнего жертвенного духа не имеют те, у кого сердце ледяное. Но, к счастью, есть и у них добрая закваска.” “Когда человек

Оффлайн Дельфин*

  • Администратор
  • Почётный Хранитель
  • *****
  • Сообщений: 8780
  • Положительные отзывы 2031
Re: Старец Пайсий)
« Ответ #1 : 24 Апрель 2014, 15:22:50 »
делает что-либо от всего сердца, то есть любит то, что делает, тогда он душевно не устает.” “Добро побеждает по-доброму.” “В простоте проходите путь своей жизни.” “Телесное увечье может уцеломудрить душу.” “Мы сдаем экзамены, чтобы пройти в вечную жизнь. Мы должны набрать хотя бы проходной бал.” “Бог трудится для нашего блага. Но мы дадим ответ, потому что не работаем в этом направлении.” “Не будем оправдывать себя, чтобы не препятствовать Божественной благодати.” “Богу служат, а не учатся.” “Зло начинается с недостатка веры в иную жизнь.” “Верующая и благоговейная женщина ценнее, чем икона какой-нибудь святой, ибо эта женщина — живая икона”!

“Когда человек уверен, что он действительно хуже всех, тогда одно “Господи, помилуй,” сказанное им о мире, равно по силе тысяче “Господи, помилуй” других людей, не имющих смирения. Молитва должна стать для всех нас необходимостью. Будем молиться за нуждающихся в молитве и за весь мир. Разделим свою молитву на три части: одна — за нас самих, вторая — за живых и третья — за усопших. Будем регулярно подавать на проскомидию свои имена, чтобы иерей поминал их у святого жертвенника. Не будем доверять самим себе. Самоуверенность есть большое препятствие для Божественной благодати. Когда мы все возлагаем на Бога, тогда Он непременно нам поможет.”

Один посетитель отца Паисия спросил у него, почему он не чувствует Божественного Причащения так, как чувствовал его, будучи маленьким, и старец ему ответил: “Если у тебя есть дети, ты можешь это понять. Отец дает маленьким детям сладости. Позже, когда они вырастут, они должны будут покупать сладости сами. Так и Бог вначале дает благодать Свою даром, но потом желает нашего личного подвига, чтобы мы почувствовали Божественное Причащение.”

Духовная работа тяжела и бесконечна. Старец, беседуя со своими посетителями, приводит следующий пример: “Как вырезанная из дерева икона кажется незаконченной, если рассмотреть ее под увеличительным стеклом, так и душа человека несовершенна настолько, насколько открываются у человека глаза души и становятся подобными телескопу.” И дополняет: “Каждый человек — либо зеркало, либо — крышка от консервной банки: если на него не упадут солнечные лучи, он не засияет.”

Старец говорил: “Сердце очищается слезами и воздыханиями. Одно воздыхание с болью душевной равнозначно двум ведрам слез. Будем плакать о своих грехах, надеясь всегда на любовь и милость Божию. Погрузим душу в источники слез. Не ограничивайте молитву только словами. Сделайте всю свою жизнь молитвою к Богу.”

Старец утверждал: “Благодать Божия — это не цистерна, в которой со временем заканчивается вода, а неисчерпаемый источник.”

Старец призывал: “Будем всеми силами подвизаться, чтобы улучить рай, потому что без подвига никто не может войти в него. Врата рая очень узкие, и не слушайте говорящих вам, что все мы спасемся. Это дьявольская сеть, чтобы мы не подвизались. Это ему на руку.”

Чтобы духовный подвиг принес плоды, требуется несколько условий. Об этом старец так говорил: “Тот, кто долго подвизается и не видит духовного преуспеяния, горд и эгоистичен. Духовное преуспеяние там, где много смирения, которое восполняет все. Духовное преуспеяние имеет тот человек, который чувствует, что внутри него все мерзко и непотребно. Усердный и ревностный подвиг с чувством своего убожества и надеждою на Бога — это духовный кислород. Все это придает надежность духовному подвигу.”

Старец учил: “Будем всегда подвизаться с желанием и ревностью, чтобы не опечаливать и не огорчать нашего Ангела Хранителя, который день и ночь пребывает в суровой борьбе, чтобы передать нашу душу чистой в руки Божии. Не допустим, чтобы он шел к Богу с пустыми руками.


Не отдавайте своего сердца суетным и привременным вещам мира, и не тратьте напрасно на них свое время, ибо в День оный мы дадим ответ. Время нам дано Богом, чтобы употребить его должным образом. Отдадим все наше сердце Богу, а не миру. Бог не требует от нас ничего, кроме чистого сердца. Отдавший свое сердце миру — враг Божий.”


О смиренномудрии и терпении.


“Бог не хочет, чтобы мучилось Его создание. Даются, однако, искушения для усовершенствования. Когда усовершенствуется человек, тогда прекращаются и искушения.”

Старец сосредотачивал всё духовное делание христианина на стяжении смиренномудрия. Он говорил: “Бог очень сильно любит человека, прекрасно знает проблему каждого и хочет помочь, прежде чем тот Его попросит, поскольку для Бога не существует трудностей, ибо Он всесилен. В настоящем случае Господь встречает трудность, исходящую от человека несмиренного! Итак, трудность, которую имеет Бог, повторяю, единственная — та, что Он “не может” помочь, пока душа человека не смирится. Тогда благой Бог некоторым образом “огорчается,” потому что видит как создание Его мучается, и Он “не может” помочь, ибо знает, что просимое пойдет человеку во вред, поскольку тот не имеет смиренного разумения. То, что случается с человеком, абсолютно связано со смирением; видим, например, человека боримого и побеждаемого какой-либо страстью: Бог попускает это только лишь потому, что душа высокомудренно имеет помысел или близка к опасности принять его (т.е. имеет предрасположение к гордости). Человек может ненавидеть конкретные страсти и не желать их, и даже проливать кровь, ради удаления их, — однако у него нечего не получится, ибо Бог не помогает ему; и не будет помогать ему — пока тот не смирится. (потому что, хотя он ненавидит конкретные страсти, однако он — раб гордости, которая вводит во все остальные страсти).

Чтобы духовно преуспеть человек может просить у Бога любви, молитвы, мудрости, послушания и других добродетелей. Однако Бог хочет, чтобы мы познали — и это хорошенько вложи себе в голову, — что Он не даст нам ничего из просимого, сколько бы мы не подвизались, — если мы прежде не смиримся. Когда же имеем единственною целью — смирение, тогда Бог всё даст нам даром.

Бог одного хочет от нас — смирения, ничего больше. Хочет только, чтобы нам помочь Своей Божественной благодатью, которую прежде, чем мы что-то сделаем, прежде чем возлюбим Его, прежде нашего подвига, дал нам через святое крещение по невыразимой благости Своей. Благодать помогает нам возлюбить Господа, познать Его. Господь совершает всё — только бы нам иметь смирение, чтобы не препятствовать Божественной благодати, но позволять ей действовать. Мы ей препятствуем лишь тогда, когда не имеем смирения. Одно только противостоит Божественной благодати — высокомудрие (гордость).

Апостол Пётр в своём 1-м Послании, в V главе, прекрасно даёт нам понять в этом случае — и то, в чём обвиняет, и то, что мы должны делать: “все же, подчиняясь друг другу, облекитесь смиренномудрием, потому что Бог гордым противится, а смиренным даёт благодать.” Итак, “смиритесь под крепкую руку Божию, да вознесёт вас в своё время. Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печётся о вас” (1 Пет 5:5-7).

Если мы посмотрим и решимся на единственное это дело — смирение наше, тогда на всё остальное дастся благоволение от Бога. Когда же мы заботимся о чем угодно, а не о смирении, тогда не умеем приобрести ничего хорошего. Одно только нужно: смирение сердца, чтобы туда вошло Царствие благодати Божией.

На тему испытаний Старец писал: “Те, кто родились калеками, или стали калеками по вине других, или по своей собственной невнимательности, если не ропщут, но смиренно славят Бога и живут со Христом, будут причтены Богом к исповедникам.”

“…Есть в мире великое зло, не замечаемое нами: это не понимание путей промысла Божия и в результате этого — ропот. Бог не попускает испытаний, из которых не вышло бы чего-нибудь хорошего. Когда калека примет с радостью посланное ему испытание, тогда Бог причислит его к праведникам."

“Бог дает нам множество возможностей заработать рай, но мы эти возможности не используем и не принимаем. Будем принимать все испытания с терпением и смирением, благодаря и славословя Бога. Будем стараться быть всегда с Богом и не удаляться от Него, ибо вдали от Бога нет спасения.”

“…Бог попускает человеку претерпевать различные испытания, болезни, вред и многое другое, клевету со стороны окружающих нас людей, оскорбления, несправедливости. Мы должны принимать их терпеливо, без расстройства, как благословение Божие. Когда кто-нибудь поступает с нами несправедливо, мы должны радоваться и считать того, кто несправедлив по отношению к нам, своим великим благодетелем, потому что он становится причиной умножения нашей награды в иной жизни. Бог, попускаемыми Им испытаниями, готовит нас к Своему небесному царству, чтобы мы имели в руке паспорт испытаний.”

“…Бог попускает некоторым праведникам быть оклеветанными для того, чтобы виновные не приходили в отчаяние. Великая любовь Божия, чтобы не погибла какая-нибудь немощная душа, попускает и праведникам быть осужденными и оклеветанными, но в конце бывает являема истина.”

Как побороть свою страсть.


Однажды на Святую Гору пришёл к Старцу отец девочки, болевшей раком, которой врачи дали срок жизни в несколько месяцев. Отец принес некоторые вещей своей дочери, чтобы “батюшка” перекрестил их, и попросил Старца помолиться за его дочь.

Старец говорит ему:

— Я буду молиться, но и ты, как отец, должен принести Богу какую-нибудь жертву, потому что жертва любви сильно “располагает” Бога к помощи.

Отец спросил:

— Что же пожертвовать, Геронта? Старец говорит:

— Какие у тебя страсти? Пожертвуй одной из них. Будучи мало духовным, отец отвечает:

— Не знаю, нет никакой страсти... Тогда Старец спрашивает:

— Сигареты куришь?

— Да, — ответил тот.

— Итак, брось курить по любви к своей дочери, и тогда Бог вылечит ее.

Тот пообещал это сделать и, действительно, бросил курить. После этого девочка начала постепенно поправляться, пока совершенно не выздоровела. Позже врачи подтвердили полное восстановление её здоровья.

После какого-то времени отец, очевидно, забыв про свой обет, снова начал курить. Одновременно с этим рак стал возвращаться к дочери, так что она пришла в предыдущее тяжёлое состояние.

Тогда отец снова едет на Святую гор и идет к Старцу.

Старец, строго глядя на него, говорит:

— Если ты, будучи отцом, не имеешь достаточно благочестия, чтобы пожертвовать своей страстью и спасти жизнь своего ребёнка, то я ничем не могу помочь тебе.

Старец настойчиво подчёркивал, что человек не в праве говорить “не могу,” можно лишь сказать: “я не люблю” или “я не хочу.”

Когда люди, обладаемые какой-либо страстью, говорят, что какая-то сила мешает им делать добро, должны знать, что эта сила ничто иное, как их собственная сила, которая дана им для любви, но стала действовать в ошибочном направлении. И поскольку они любят свои страсти, то, естественно, не хотят их отбросить, потому что то, что любишь — не хочешь потерять.

Следовательно, возненавидя свою страсть, нужно найти нечто лучшее и возвышеннее, чем можно было бы заменить ее. Ибо, если человек не может найди нечто лучшее для себя, то он и не будет знать, куда направить свою любовь и свои силы, и от этого будет страдать.

Часто приезжают ко мне люди и говорят:

— Геронта, я курю, и не могу бросить сигарету. Что мне делать?

Старец спрашивает: — Хочешь ли бросить?

Получаю ответ: — Да, Геронта, я делал много попыток, но безрезультатно.

Тогда я говорю: — Э, было такое! … С этого момента больше не кури, и Бог тебе поможет.

Человек, подверженный страсти, обычно возражает:

— Никак, Геронта, не могу!

Тут Старец, прерывая его, прежде чем тот закончит фразу, повелительно говорит:

— Не существует “никак,” исполни это и все! Не поддавайся помыслам, которые тебе внушают, будто ты не справишься с этой привычкой.

Этим Старец внушал каждому из нас, что мы — самовластны. Если стали рабами какой-то страсти, то по собственному соизволению. И если остаемся ее рабами, то лишь по привязанности к ней, поскольку нам приятно находиться в рабстве.

Но когда мы полюбим нашу свободу и пребывание со Христом, тогда, с этого момента, когда захотим это, мы освобождаемся от страсти и становимся детьми Бога. Это доказывает, что мы самовластны. К тому же, Христос давал Свои заповеди обычным грешникам и, следовательно, рабам греха. Им-то Он велел освободиться от ига греха и приблизиться к Нему. Блуднику говорил: “Не блуди,” вору: “Не воруй,” а неправомыслящему: “не осуждай.”

Если бы мы были рабами против своей воли, тогда Бог не велел бы нам: “Уйдите оттуда и идите ко Мне,” потому что мы были бы бессильны исполнить это. Поэтому, если Он говорит нам, чтобы мы сами ушли, то это означает, что мы добровольно покоряемся своим страстям — их любим и их желаем. Но в тот момент, когда возненавидим их и обратим нашу любовь к Богу, тогда немедленно освобождаемся.

Итак, необходимо:
•  сознать, что мы добровольно предали себя страсти и потому больны,
•  возненавидеть свою страсть, которая нас губит,
•  возлюбить Бога и добродетель. Это поставит нас на путь к нравственной свободе и подлинному счастью.

Необходимость исповеди.

Одному посетителю Старец посоветовал идти поисповедоваться. Тот возразил:

— Геронта, что толку в том, что я поисповедуюсь, а потом снова нагрешу?

Тогда Старец объяснил ему:

— Смотри, на войне, когда кто бывает ранен, скажем, пулей в ногу, не должен ли он прежде всего пойти на перевязку к врачу? Если же он скажет: “Зачем идти перевязываться, когда снова буду ранен?” Тогда он преждевременно умрёт от кровотечения или заражения, чего мог бы избежать. То же происходит и от грехов. Поэтому ты поисповедуйся, а если вновь упадёшь, то снова исповедуйся. И так пусть будет до тех пор, пока не перестанешь падать.


Оффлайн Дельфин*

  • Администратор
  • Почётный Хранитель
  • *****
  • Сообщений: 8780
  • Положительные отзывы 2031
Re: Старец Пайсий)
« Ответ #2 : 24 Апрель 2014, 15:23:18 »
Борьба с плохими мыслями.


“… Сегодня люди сходят с ума и не понимают, что делают, утратили почву под ногами. И это оттого, что никто не желает контролировать себя, каждый хочет жить бесконтрольно, по своей воле. Но это ведет к полной катастрофе, потому что, да, Бог даровал человеку свободу поступать, как он хочет, однако даровал ему и разум, чтобы он понимал свою ограниченность и границу, между правильным и неправильным. Когда человек поступает самонадеянно, не учитывая своей немощи, тогда он делает ошибки. Многие люди хотят все постичь человеческой логикой, а то, что их разум не понимает, они отвергают. Вместо веры и Божественной благодати они руководствуются своим плотским умом, от чего и расстраивается общественная жизнь. Это — страшная вещь!”

Поэтому, людям, приходящим ко мне за советом, я советую:
•  осознать свою отчужденность от Бога;
•  покаяться в ней, и
•  смиренно поисповедаться.

“…Трагично, что сегодня более, чем когда-либо, люди принимают демонские внушения и демонизируются. Они смогут освободиться от этих внушений только следуя советам, который я изложил выше.”

Примеры добрых и плохих помыслов.


Однажды пришел мальчик, лет семнадцати, и постучал, чтобы я открыл ему. Было еще утро. Я выхожу и подхожу к проволоке.

— Я хочу видеть отца Паисия, — говорит он мне. Я, чтобы немного испытать как он настроен, говорю ему: Его нет здесь. Он ушел на Карею купить сигарет.

— Хорошо, я его подожду, отвечает мальчик, имея всегда в уме хороший помысел.

— Уходи! — говорю ему. — Зачем ты его ждешь?

— Нет, батюшка, я хочу его увидеть! — настаивал мальчик. Этот молодчина был хорошо настроен, и я не мог смутить его, несмотря на то, что долго его терзал. Он не принимал плохого помысла. Это была хорошая душа.

В другой раз пришел один человек и просил меня помолиться за его ребенка, который был тяжело болен. “Я что-нибудь сделаю, сказал я ему, — но должен и ты помочь. Конечно, ты не умеешь ни молиться, ни поститься, ни класть поклоны и т.д. Но избавься от одного своего недостатка.”

— Какого недостатка, батюшка? — спросил он меня.

— Брось курить, — сказал я ему. Он внимательно выслушал меня, и, когда я открыл ему церковь, чтобы он зашел и приложился к иконам, незаметно для меня он оставил на одной стасидии пачку сигарет и зажигалку. Тот же час пришел другой, вошел в церковь, поглядел из любопытства и вышел наружу. Он пошел и сел вот на эту каменную приступку, которая у стены церкви, зажег сигарету и курит без зазрения совести. Я вышел наружу и увидел его.

— Ба, дорогой, да ты куришь здесь, где церковь? Иди вон туда, под деревья, и кури там, а не здесь! — говорю я ему. Но он имел плохие и лукавые помыслы, и ответил мне с наглым видом:

— Тебе-то какое дело до того, что я курю? Ты куришь в церкви, а я, куря снаружи, поступаю плохо? Я ему снова сказал чтобы он ушел отсюда, но он упирался и говорил мне те же слова. “Но что он говорит?” — спросил я себя. Я не мог его понять. Вхожу в церковь и вижу пачку сигарет, оставленную исстрадавшимся отцом. Я тут же догадался, что этот человек неправильно меня понял и думал, что это мои собственные сигареты, и я курил в церкви! Я ему объяснил, что случилась на самом деле, но он имел дурной помысел. У него не было желания получить пользу. Он искал оправдания своему злу, чтобы сохранить его в себе. А тот мальчик, как я сказал прежде, имел хороший настрой.”

Старец сказал: “Сатана до последнего нашего вздоха не перестанет сеять в нашем уме лукавые и нечистые помыслы. Не будем придавать им значения. Оставим их пролетать мимо нас, как пролетают птицы в воздухе. Пустим в ход фабрику добрых помыслов. Что мы дадим ей, то и получим. Дадим железо — и получим железо. Дадим золото — золото и получим. Увиденное нами зло будем всегда превращать в добро. На все будем смотреть с простотою. Один монах, простой в сердце, увидев на одном японском радиоприемнике знак плюс, подумал что это крест. Что он сделал? Он не осудил японцев, поставивших на радиоприемнике крест, но сказал: “Слава Богу за то, что и японцы стали христианами.” Если вам случится быть в какой-нибудь компании, где не говорят о духовном, молчите и не придавайте значения тому, что говорят, а тайно творите молитву. Так и молитва будет совершаться за тех, кто пустословит, и вы не получите вреда.”

Снова сказал старец: “Не удерживайте в себе пришедший плохой помысел, ибо он наносит вред. Он подобен мухе, садящейся на мясо и откладывающей яйца. Вскоре в мясе появляются черви. Так и плохой помысел, когда он остается в уме, причиняет большой вред.”

Одному молодому человеку, который хотел стать его послушником, старец сказал: “Когда ты сам не имеешь благих помыслов, то чем тебе поможет старец? Если, для примера, человек по немощи делает зло, ты его осудишь за это. Теперь, если он при помощи Божественной благодати совершает какое-нибудь чудо, ты скажешь что он колдун, и поэтому сотворил чудо. Так думает человек, имеющий плохие помыслы.”

Старец сказал: “Хульные помыслы подобны самолетам, которые досаждают нам своим шумом против нашей воли, и мы не можем им помешать. Сильнейшая противовоздушная оборона — это псалмопение, ибо оно является и молитвою ко Христу, и презрением к диаволу.” В другой раз он сказал: “Хульные помыслы изгоняются только равнодушием и презрением к ним. Когда они нас атакуют, будем петь. Они не наши, а чужие. Они приходят извне, подобно шуму самолетов.”

Двое паломников спросили старца, несут ли они ответственность за те помыслы, которые атакуют их ум, и он ответил им: “Я нахожусь здесь, а надо мной летят самолеты. Воспрепятствовать самолетам я не могу, и поэтому не ответственен за это. Но если бы я начал строить аэродром, тогда бы я взял ответственность на себя.”

Старец сказал: “Благой Бог оставляет демонов свободными на некоторое время, чтобы они помогали нам своей злобой сдавать духовные экзамены на земле и достигать вечной небесной жизни. Пока живет человек на земле, он имеет возможность сдавать эти духовные экзамены. Переэкзаменовки не бывает. Итак, будем подвизаться, чтобы набрать духовный бал и пройти в рай.”

Пять изречений отца Паисия о помыслах: “Когда человек не принимает помыслов диавола, он поступает правильно.” “Мы будем иметь благие помыслы тогда, когда все будем видеть чистым.” “Столько силы, сколько имеет благой помысел, не имеет никакой подвиг.” “Чистое сердце и чистые благие помыслы приносят душевное здоровье.” “Плохой помысел препятствует Божественной благодати.”

Старец писал: “В начале духовной жизни подвизающийся прогоняет плохие помыслы духовным поучением, непрестанной молитвой и усердным подвигом. Потом приходят уже только благие помыслы. Позже останавливаются и благие помыслы и чувствуется некая пустота, и затем приходит к человеку Божественное просвещение.”



Пчела и муха.


— Из опыта я познал, что в этой жизни люди разделяются на две категории. Третьей не существует: человек будет или в одной категории, или в другой. Одна категория людей подобна мухе. Муха имеет ту особенность, что всегда садится на всё грязное. Например, если в саду много благоухающих цветов, а в углу сада животное сделало нечистоту, она пролетит весь прекрасный сад, не садясь ни на один из цветков. Только когда увидит где-то нечистоту, тогда сразу спустится и сядет на неё и начнёт копаться в ней, наслаждаясь зловонием, возникающим от ворошения, и не может оторваться.

Если бы она могла говорить, и ты, поймав ее, спросил, знает ли она, где в саду находятся розы, то та ответила бы, что не знает, что это такое. “Я, — скажет, — знаю, где есть помойки, туалеты, нечистоты животных, грязь...” Подобным образом и в жизни, есть люди, похожие на муху. Эта категория людей, которая научилась о всем думать отрицательно и всюду находить злое, не замечая и игнорируя все доброе.

Другая категория людей похожа на пчелу. Особенность пчелы — находить и садиться на красивое и сладкое. Скажем, например, что в грязном помещении, кто-то в углу поставил вазу с цветком. Если залетит туда пчела, она пролетит мимо всего грязного и не сядет до тех пор, пока не найдет цветок и только там остановится.

И если бы ты поймал эту пчелу и спросил, где там мусор или помойки, она ответит, что ничего такого она не заметила, зато вот там есть гортензии, а там — розы, а еще дальше — фиалки, там — мёд, а вот там — сахар… Она окажется знатоком всего доброго и не будет иметь совершенно никакого понятия о чем-либо дурном. Добрые помыслы и думают и видят хорошее.

Так и человек находится или в категории мухи, или пчелы. И закончил Старец:

— Когда ко мне приходят люди и начинают обвинять других, я привожу им этот пример и предлагаю выбрать, в какой категории они хотят находиться, и соответственно определить и тех людей, которых обвиняют.

Видение Божественного света.
Когда я жил в Катунаках, однажды во время ночной молитвы мною начала овладевать небесная радость. Одновременно моя келия, чью тьму лишь слегка освещал дрожащий свет свечи, начала мало-помалу наполняться прекрасным голубоватым светом. Этот таинственный свет был чрезвычайно сильным, однако, я чувствовал, что мои глаза выдерживают его яркость. Это был Нетварный Божественный Свет, который видели многие старцы Афона! Много часов я пребывал в озарении этого дивного света, не ощущая земные предметы, и находясь в духовном мире, совсем отличным от здешнего, физического.

Находясь в этом состоянии и принимая посредством того Нетварного Света небесные ощущения, я провёл многие часы, не ощущая времени. Но вот, понемногу начал исчезать этот благодатный Свет, и я пришёл в себя. Испытывая голод, я съел сухарь и глотнул немного воды. Будучи усталым, я сел отдохнуть, и чувствовал себя, словно животное. Это сознание моего ничтожества, что я полностью подобен скотине, во мне родилось от пережитого мною состояния. Из духовного мира я сразу спустился в свое жалкое состояние и, видя разницу, я осуждал себя и чувствовал отвращение к себе.

С такими чувствами я вышел наружу, и мне показалось, что еще была ночь и полнолуние. В то время случайно проходил некий брат, и я спросил его:

— Э, брате, что происходит? Как будто сегодня опаздывает рассвет. Который час? Брат, удивлённый, переспросил:

— Отец Паисий, что ты сказал? Я не понял.

Тогда только я сообразил, что случилось: уже было около десяти часов утра и казавшееся мне “полнолунием” на самом деле было солнце.

Таким образом Нетварный Свет настолько был сильным, что в сравнении с ним солнечный свет казался как ночь в полнолуние! Тем не менее мои глаза получили способность выдержать яркость того света.

Рассказав этот случай мне, Старец повелел мне уйти, потому что к нему пришли другие паломники. Уходя к себе, по дороге, я почувствовал своё во всём скотское состояние.